Как я искал берлогу

Зима – трудный промежуток в жизни не только людей, Но и животных. Матушка-Природа сыздавна установила себе зa правило, что льгота квартировать на этой планете имеют только самые сильные, умные и везучие. Зимний промежуток – пожалуй, главный испытание на такое льгота для только живого в нашей стране. Кагда солнечный число короток, тепла поступает очень мало, дно промерзает, растения отмирают либо уходят под снег, а реки и озера сковывает лед – непросто приходится обитателям Лесов. отдельный спасается по-своему. Мелкие птицы в поисках корма и защиты объединяются в разношерстные стайки, белки и мыши делают запасы в кладовых, волки сбиваются в семейные группы, что бы успешнее теснить копытных. Но питаться и те, который предпочитает не резаться с зимой, а просто переждать ее в укромном местечке. В такую «миролюбивую» компанию насекомых, лягушек и змей затесался довольно колоритный человек – бурый медведь. Все мы с детства знаем, что угрюмый спит зимой в берлоге, Но маловато который из нас задумывался, как он там спит. В нашем обществе прочно укоренилось заключение о том, что угрюмый «впадает в спячку», тут как на самом деле он «впадает в зимний сон». Да, некоторый удивляются, Кагда узнают, что около косолапых спячки нет! Она глотать около хомяков, сурков, сусликов, а вот барсуки, енотовидные собаки и медведи проводят холодную пору в зимнем сне. суть разница в том, что и температура тела и пульс зверей снижаются незначительно. Условно говоря, около них не такой сложный «коматоз». некоторый охотники вам скажут, что медведь, поднятый с берлоги, оживленно приходит в себя и становится активным, как точно и не спал да долго. И все же, как бы не был глубок твой сон, его потребно где-то проводить. И чем основательнее ты соорудишь себе свое зимнее лежбище – тем комфортнее и теплее проведешь эту суровую пору. Всем известно, что суть пристанище медведя – его берлога. Это сакральное место, с которого начинает мой жизненный рейс и тот и другой медведь. помещение — и родильный дом, и помещение от непогоды, и теплая уютная спальня. С ней связано не только начало медведя, Но иногда и его смерть, ведь шатуны, не сумевшие нагулять жир и соорудить себе берлогу, обречены на гибель. то есть по-этому угрюмый основательно и по-деловому подходит к выбору места и сооружению своего жилища. Ему гордо не только то, как причинность оно будит защищено от непогоды и тепло внутри, Но и как безопасно от назойливых и вездесущих людей, сухо во время весеннего таяния снега. В общем, мелочей много, и мохнатому нуждаться все это учесть, если или лесорубы зимой поднимут, и ходи после пятки по снегу морозь, или паводок весенний подмочит и просыпайся после с мокрым задом. Найти медвежью берлогу не так-то просто. Для этого прежде стоит поймать его холодный знак ранней весной, а быстро после начать «тропление в пяту», то потреблять распутывание следов, следуя по ним туда, откуда он пришел. И вот тогда, если хватит сил и будит везение – дозволено встречать его логово. Проснувшись, медведи любят сходствовать по самым непролазным дебрям: густым ельникам, буреломам, ветровалам и заболоченным Лесам. Вот и наматывай километры по липкому таящему снегу, то и суд протыкая веткой глаз; Кагда на лыжах, Кагда пешком, а Кагда и окончательно едва ли не вплавь! В этом году, работая в Центрально-Лесном заповеднике, мне повезло обнаружить одну из берлог. Получилось это кругом случайно. На протяжении недели я ходил в долгие маршруты по всему заповеднику, выискивая медвежьи следы, и сносный не находил. И вот, 17 марта очень неожиданно, во время сопровождения группы школьников на экскурсию к болоту Старосельский мох, нам встретились долгожданные свежие следы. На нижеследующий же день, заварив покрепче чайку в термос и приготовив сытный перекус на нелегкий день, отправился я вытрапливать тово медведя. малость терпения и усилий, и чрез каких-то 1,5 км логово найдено! Я не понял, что нашел берлогу, покамест не уперся в нее вплотную, настолько она была замаскирована. Следы медведя, вылезавшего отсюда, были грязные от земли и берложного мусора. Убежище располагалось на ветровальном участке елового Леса, где совершенно были сваленные за тяжести мокрого снега ели. Некоторые деревья, падая, ломали другие, что были поменьше. Вот под одним из таких «штабелей» и устроился выше- соня. Четыре ели толщиной в здоровую руку были весь накрыты снегом. Это была идеальная крыша! Внутрь вело небольшое отверстие, да называемое «чело». говорить по правде, лазейка было таким небольшим, что я не смог прежде туда пролезть и пришлось выпиливать доля елового ствола. одновременно следовательно ясно, что тогда зимовал небольшой, скорее только ранний зверь. Зато внутри все оказалось как в лучших домах (или точнее берлогах) Парижа! тогда тебе, и тщательно подгрызенные стены (чтобы ни 1 сучок в край не упирался!), и вырытая яма, что бы было, гораздо толстое утроба положить, и натасканная подстилка (сухая трава, еловые ветки, листья), что бы тепло и мягко лежать. Одним словом, угрюмый хотя и молодой, Но виновный и надежный – не поленился осенью и зимний палата себе соорудил что надо! преимущественно меня поразило, с каким настырным упорством косолапый грыз толстые еловые стволы в тех местах, где ему было тесно болеть и пролазить. Некоторые участки были сгрызены даже наполовину, т.е. на 6-8 см диаметра прочнейшей древесины. Все для комфорта! Внутри я поместился совершенно и чувствовал себя непомерно даже уютно. если бы была подушка и теплое одеяло, тожественный остался бы здесь зимовать. около все было в медвежьих волосах, следах его зубов, когтей… дозволительно было быть и представлять, что очень давеча на этом самом месте спал и ворочался безжалостный и видел свои зимне-медвежьи сны. Но запахи весны пробудили его ото сна и выгнали из темной берлоги на яркое весеннее солнце. Выбравшись из убежища, угрюмый бес долгих церемоний отправился прямиком в Лес. Я вытрапливал его будущий путь на протяжении трех последующих дней и прошел по следам больше 11 км пути. Оказалось, что мохнатый махина охотник плестись по поваленным стволам. Он пользовался всякой возможностью, что бы прошагать по стволу ели, зачастую переходя с одного поваленного дерева на другое, проходя иногда до 15 м не касаясь лапами земли. Самое удивительное было то, что помещение оказалась только в каких-то 200 м от дороги, соединяющей поселки Заповедный и Хмелевка. По этой дороге круглогодично ездят машины, ходят люди, Но медведя, видимо, это очень не смущало, тем более простор он выбрал однако буреломное и уединенное. Сказать по правде, продолжаться косолапого не хватило. после 3 км он еще устроился на отдых, выкопав себе уютную ямку среди двух елей на что прогреваемой лесной полянке. как мы уже поняли, жестокий сей явно виновный и привык все кропать на совесть. Вот и в сей раз он не поленился надрать свежего лапника с молодых елочек и устелил ими выкопанную лежку. А для пущей мягкости «начесал» когтями коры с ближайшей ели. В общем, вновь устроился с комфортом. Полежав да с денек, он отправился плестись дальше по вторично зимнему Лесу, ожидая, когда, наконец, мир освободится от снега. Благодаря усилиям экоотдела заповедника, помещение не осталась просто дежурный научной находкой, а стала настоящей достопримечательностью, гораздо начали жить экскурсии для групп туристов. некоторый люди, живущие в больших городах, видели подобное в лучшем случае только по телевизору или же читали об этом в книгах. Но в нашем заповеднике около них появляется уникальный надежда понимать зимовье медведя своими глазами, вероятно беспримерный раз зa всю жизнь! Группы школьников с непомерный радостью и не скрываемым восторгом изучали логово зверя, пытаясь запечатлеть на фотоаппараты и свою память как дозволено больше кадров архитектурного гения Природы. Приятно, что Центрально-Лесной заповедник успешно справляется не только с функцией охраны и изучения старинных Лесов и болот, Но и на наглядных примерах рассказывает об этом людям, выполняя благороднейшую задачу – вдохновлять благо-склонность и бережное положение к нашей Матери-Земле. Если мы отмечаем недавний год в конце декабря, то для медведей он наступает только сейчас, с момента их пробуждения от долгого зимнего сна. И ни одна душа из косолапых не знает, что готовит ему будущий сезон: денежный урожай черники и клюквы либо недостаток и охотничью пулю. Нам остается лишь только желать им поменьше случаться с нами, ведь только по вине человека и происходят конфликты с медведями. человеки должны оставить косолапым их собственную медвежью жизнь. Грустно и очень осознавать, что очень внове и около нас в области была разрешена ловитва на берлоге, Но благодаря усилиям семьи Пажетновых удалось мешать эту жестокую травлю. Но что опять в нашей необъятной России берлог, где мирно сопят медведи, и сколь бессердечных людей, которые готовы губить спящих зверей! Хочется верить, что человеческая увлечение и доброта к животным намного сильнее садистских увлечений и жестокости. Нам гордо понимать, что угрюмый это не только знак России, человек сказок либо облик хищных млекопитающих, угрюмый – это та неуловимая частичка духа Дикой Природы, союз с которым мы все больше теряем круг день…Зима – головоломный промежуток в жизни не только людей, Но и животных. Матушка-Природа давным-давно установила себе зa правило, что власть ютиться на этой планете имеют только самые сильные, умные и везучие. Зимний промежуток – пожалуй, главный испытание на такое власть для только живого в нашей стране. Кагда солнечный погода короток, тепла поступает очень мало, грунт промерзает, растения отмирают или же уходят под снег, а реки и озера сковывает лед – непросто приходится обитателям Лесов. отдельный спасается по-своему. Мелкие птицы в поисках корма и защиты объединяются в разношерстные стайки, белки и мыши делают запасы в кладовых, волки сбиваются в семейные группы, что бы успешнее гнесть копытных. Но снедать и те, который предпочитает не резаться с зимой, а просто переждать ее в укромном местечке. В такую «миролюбивую» компанию насекомых, лягушек и змей затесался довольно колоритный человек – бурый медведь. Все мы с детства знаем, что угрюмый спит зимой в берлоге, Но маловато который из нас задумывался, как он там спит. В нашем обществе прочно укоренилось миросозерцание о том, что угрюмый «впадает в спячку», между тем как на самом деле он «впадает в зимний сон». Да, некоторый удивляются, Кагда узнают, что около косолапых спячки нет! Она лакомиться около хомяков, сурков, сусликов, а вот барсуки, енотовидные собаки и медведи проводят холодную пору в зимнем сне. суть различие в том, что и температура тела и пульс зверей снижаются незначительно. Условно говоря, около них не такой бездонный «коматоз». некоторый охотники вам скажут, что медведь, поднятый с берлоги, мгновенно приходит в себя и становится активным, как как будто и не спал да долго. И все же, как бы не был глубок твой сон, его полагается где-то проводить. И чем основательнее ты соорудишь себе свое зимнее лежбище – тем комфортнее и теплее проведешь эту суровую пору. Всем известно, что суть стан медведя – его берлога. Это сакральное место, с которого начинает мой жизненный рейс круг медведь. помещение — и родильный дом, и притон от непогоды, и теплая уютная спальня. С ней связано не только начало медведя, Но иногда и его смерть, ведь шатуны, не сумевшие нагулять жир и соорудить себе берлогу, обречены на гибель. то есть по-этому неловкий основательно и по-деловому подходит к выбору места и сооружению своего жилища. Ему гордо не только то, как что оно будит защищено от непогоды и тепло внутри, Но и как безопасно от назойливых и вездесущих людей, сухо во время весеннего таяния снега. В общем, мелочей много, и мохнатому не мешает все это учесть, на другой лад либо лесорубы зимой поднимут, и ходи после пятки по снегу морозь, либо паводок весенний подмочит и просыпайся после с мокрым задом. Найти медвежью берлогу не так-то просто. Для этого прежде надлежит поймать его новый малость ранней весной, а быстро после начать «тропление в пяту», то лакомиться распутывание следов, следуя по ним туда, откуда он пришел. И вот тогда, если хватит сил и будит везение – дозволено встречать его логово. Проснувшись, медведи любят помахивать по самым непролазным дебрям: густым ельникам, буреломам, ветровалам и заболоченным Лесам. Вот и наматывай километры по липкому таящему снегу, то и действие протыкая веткой глаз; Кагда на лыжах, Кагда пешком, а Кагда и вконец лишь ли не вплавь! В этом году, работая в Центрально-Лесном заповеднике, мне повезло обнаружить одну из берлог. Получилось это всё случайно. На протяжении недели я ходил в долгие маршруты по всему заповеднику, выискивая медвежьи следы, и шиш не находил. И вот, 17 марта очень неожиданно, во время сопровождения группы школьников на экскурсию к болоту Старосельский мох, нам встретились долгожданные свежие следы. На будущий же день, заварив покрепче чайку в термос и приготовив сытный перекус на нелегкий день, отправился я вытрапливать тово медведя. малость терпения и усилий, и после каких-то 1,5 км логово найдено! Я не понял, что нашел берлогу, покамест не уперся в нее вплотную, настолько она была замаскирована. Следы медведя, вылезавшего отсюда, были грязные от земли и берложного мусора. Убежище располагалось на ветровальном участке елового Леса, где совершенно были сваленные за тяжести мокрого снега ели. Некоторые деревья, падая, ломали другие, что были поменьше. Вот под одним из таких «штабелей» и устроился выше- соня. Четыре ели толщиной в здоровую руку были весь накрыты снегом. Это была идеальная крыша! Внутрь вело небольшое отверстие, да называемое «чело». говорить по правде, дыра было таким небольшим, что я не смог прежде туда пролезть и пришлось выпиливать порцион елового ствола. одним разом стало быть ясно, что тогда зимовал небольшой, скорее только ранний зверь. Зато внутри все оказалось как в лучших домах (или точнее берлогах) Парижа! тогда тебе, и тщательно подгрызенные стены (чтобы ни 1 сучок в край не упирался!), и вырытая яма, что бы было, гораздо толстое живот положить, и натасканная подстилка (сухая трава, еловые ветки, листья), что бы тепло и мягко лежать. Одним словом, неловкий хотя и молодой, Но виновный и дельный – не поленился осенью и зимний хижина себе соорудил что надо! преимущественно меня поразило, с каким настырным упорством косолапый грыз толстые еловые стволы в тех местах, где ему было тесно быть и пролазить. Некоторые участки были сгрызены даже наполовину, т.е. на 6-8 см диаметра прочнейшей древесины. Все за комфорта! Внутри я поместился совершенно и чувствовал себя много даже уютно. если бы была подушка и теплое одеяло, тожественный остался бы здесь зимовать. около все было в медвежьих волосах, следах его зубов, когтей… дозволено было болеть и представлять, что очень на днях на этом самом месте спал и ворочался чудовище и видел свои зимне-медвежьи сны. Но запахи весны пробудили его ото сна и выгнали из темной берлоги на яркое весеннее солнце. Выбравшись из убежища, угрюмый бес долгих церемоний отправился прямиком в Лес. Я вытрапливал его следующий движение на протяжении трех последующих дней и прошел по следам больше 11 км пути. Оказалось, что мохнатый великий почитатель тащиться по поваленным стволам. Он пользовался всякой возможностью, что бы прошагать по стволу ели, почасту переходя с одного поваленного дерева на другое, проходя иногда до 15 м не касаясь лапами земли. Самое удивительное было то, что помещение оказалась только в каких-то 200 м от дороги, соединяющей поселки Заповедный и Хмелевка. По этой дороге круглогодично ездят машины, ходят люди, Но медведя, видимо, это очень не смущало, тем более пространство он выбрал все же буреломное и уединенное. Сказать по правде, продолжаться косолапого не хватило. после 3 км он вновь устроился на отдых, выкопав себе уютную ямку посреди двух елей на что прогреваемой лесной полянке. как мы уже поняли, животное сей явно виновный и привык все творить на совесть. Вот и в сей раз он не поленился надрать свежего лапника с молодых елочек и устелил ими выкопанную лежку. А для пущей мягкости «начесал» когтями коры с ближайшей ели. В общем, вторично устроился с комфортом. Полежав да с денек, он отправился плестись дальше по снова зимнему Лесу, ожидая, когда, наконец, грунт освободится от снега. Благодаря усилиям экоотдела заповедника, помещение не осталась просто дежурный научной находкой, а стала настоящей достопримечательностью, гораздо начали жить экскурсии для групп туристов. некоторый люди, живущие в больших городах, видели подобное в лучшем случае только по телевизору либо читали об этом в книгах. Но в нашем заповеднике около них появляется уникальный надежда понимать зимовье медведя своими глазами, вероятно беспримерный раз зa всю жизнь! Группы школьников с гигантский радостью и не скрываемым восторгом изучали логово зверя, пытаясь запечатлеть на фотоаппараты и свою память как дозволительно больше кадров архитектурного гения Природы. Приятно, что Центрально-Лесной заповедник успешно справляется не только с функцией охраны и изучения старинных Лесов и болот, Но и на наглядных примерах рассказывает об этом людям, выполняя благороднейшую задачу – вдохновлять благо-склонность и бережное известие к нашей Матери-Земле. Если мы отмечаем новоиспеченный год в конце декабря, то для медведей он наступает только сейчас, с момента их пробуждения от долгого зимнего сна. И ни одна душа из косолапых не знает, что готовит ему будущий сезон: обильный урожай черники и клюквы или же недостаток и охотничью пулю. Нам остается лишь только желать им поменьше случаться с нами, ведь только по вине человека и происходят конфликты с медведями. человеки должны оставить косолапым их собственную медвежью жизнь. Грустно и обидный осознавать, что очень на днях и около нас в области была разрешена лов на берлоге, Но благодаря усилиям семьи Пажетновых удалось мешать эту жестокую травлю. Но что опять в нашей необъятной России берлог, где мирно сопят медведи, и сколь бессердечных людей, которые готовы мертвить спящих зверей! Хочется верить, что человеческая доброжелательство и доброта к животным намного сильнее садистских увлечений и жестокости. Нам гордо понимать, что угрюмый это не только знак России, человек сказок или же очертание хищных млекопитающих, угрюмый – это та неуловимая частичка духа Дикой Природы, сцепление с которым мы все больше теряем и тот и другой день…